Запад и позитивный проект будущего

Последние пару недель вечерами играю в Cities:Skylines и неспешно прослушиваю контент на ютуб-канале Алексея Орестовича. Вчера слушал 2-ю часть «Философских этюдов», где Орестович беседует с Андреем Баумейстером относительно конца либерализма. Про конец либерализма и все остальное, что я успел прослушать у Орестовиича — по этим поводам я еще выскажусь, ниже пойдет речь об мысли, которая прозвучала в беседе Орестовича и Баумейстера. А именно — «У Запада нет позитивного будущего» в том смысле, что нет позитивного проекта будущего.

Мысль с одной стороны парадоксальная, потому как первая реакция на это утверждение — возмущение. Как это нет будущего?! «А технологии, что идут по миру семимильными шагами и которые до неузнаваемости изменили мир за последние тридцать лет?» Да, с этим трудно спорить, но если посмотреть внимательнее, то действительно, у «коллективного Запада» нет «позитивного проекта» будущего.

Оставим в стороне такой популярный жанр как фэнтези, и перечислим основные «картины» будущего, которые господствуют в массовой культуре — фантастической литературе, кино, компьютерных играх.

«Постапокалипсис». Мир, разрушенный в результате вооруженного конфликта, опустошенный пандемией, глобальной климатической катастрофой, съехавшим с катушек искусственным интеллектом или еще чем-то таким же нехорошим и глобальным. Общая картина тотального разрушения дополняется еще и тем в этом мире часто царит полная безысходность — надежды на восстановление здесь нет и по сути все сводится к одному — выжить любой ценой. Правда, зачем в таком мире выживать, если в будущем ничего не светит — еще один большой вопрос.

«Киберпанк». Мир победивших корпораций, слабых государств, киберпространств, Hightech & Lowlife. Высокотехнологичное будущее в котором разрыв между социальными слоями не просто велик, а является практически непреодолимой пропастью. Тут не так все плохо, как в постапокилипсисе, перспектива какая-то проглядывается, но подняться с низов в «город на холме» удается немногим. В целом — та же безнадега.

«Люди в трико». Мне нравятся фильмы на основе вселенной «Марвел», насколько может нравится попкорн или фастфуд — в общем-то вкусно и если есть не часто, то не вредно. Иногда вполне себе заходит. В тоже время назвать эти сказки про супергероев «моделью будущего» язык не поворачивается.

«Глобальная катастрофа». Природный катаклизм, который приводит к фатальной катастрофе — одна из благодатных фантастических тем. «Послезавтра», «2012», «Разлом Сан-Андреас» и тому подобное — фильм-катастрофа как жанр не устает “радовать” все более изощренными вариантами перехода человечества в постапокиптику.

«Космоопера». Я обожаю вселенную Star Wars, но при всем многообразии миров и рас, количестве героев и эпичности событий это будущее имеет ряд серьезных изъянов. Социальные модели государств, их взаимодействия и сосуществования мало чем отличаются от того, что происходило и происходит в земной истории. Все тоже, только с космическими кораблями и бластерами. Второй серьезный изъян — это будущее статично. Между периодом Старой Республики (KOTOR / SWTOR) и войной между Сопротивлением (кинотрилогии Лукаса) — промежуток в несколько тысяч лет. При этом глубокой разницы ни в технологиях ни в социальном устройстве не наблюдается.

Можно привести и другие образцы современной фантастики, которые не укладываются в рамки вышеперечисленных жанров, в которых будущее также не слишком радужно. Скажем, «Мир Дикого Запада», который в целом вписывается в каноны научной фантастики. Будущее, которое там показано не так мрачно и безнадежно, но больше напоминает наше «продленное настоящее». Высокотехнологичное, эстетичное, местами даже красивое, но все же такое же конфликтное и разобщенное, стоящее на грани войны, наше настоящее.

Другой яркий пример — сериал «Годы», который является фантастикой «ближнего прицела», также изображает «продленное настоящее», причем не с точки зрения пути к миру всеобщего благоденствия нет, а скорее к деградации того, что мы имеем сейчас.

Да, конечно, есть и другая фантастика, в которой есть и более оригинальные концепты будущего. Например, дилогия Дэна Симмонса «Олимп»/»Илион», «Анафем» Нила Стивенсона или «Квантовый вор» и другие книги из серии за авторством Ханну Раяниеми. Но даже в них не так все однозначно хорошо. И факт остается фактом — позитивные образы если и есть, то они просматриваются очень слабо. Почему так? Рискну изложить две причины, по которым это происходит.

Первая, и, на мой взгляд, самая очевидная. Развлекательная функция в фантастике стала главенствующей. За аргументами не надо далеко ходить — посмотрите на сборы экранизаций комиксов «Марвел», Star Wars, других фантастических фильмов, посмотрите на популярность сериалов, особенно фэнтезийных, в которых будущего нет по определению. Фантастика, как способ проектирования будущего, как визионерский и просветительский инструмент, теряет свое значение по простой причине — на массовом рынке это продается хуже, чем приключения супергероев в ярких костюмах.

Вторая причина — образ Иного в фантастике. Будущее всегда имеет в своем “составе” Иное, то, чего нет в настоящем, неизвестное, непознанное, не включенное в привычную картину мира. Классический пример Иного — инопланетянин. Другие варианты — роботы, андроиды, икусственный интеллект, мутировавшие хомо сапиенсы.

Это Иное может быть как положительным, так и отрицательным, как добром так и злом. Так вот последние лет сорок Иное в фантастике это в большинстве случаев однозначное зло. «Скайнет» в «Терминаторе». Ксеноморф в «Чужом». Хищник в «Хищнике». Цивилизация Машин в «Матрице». Орды инопланетян прилетают на Землю исключительно с одной целью — завоевать ее, попутно убив или поработив всех людей («Морской бой», «День независимости», «Мстители»). Андроиды из «Мира Дикого Запада» устраивают восстание против своих создателей-людей.

Из кучи фильмов, которые я пересмотрел за последние двадцать лет позитивное Иное было только в нескольких — «Инопланетянин», «Контакт», «Я, Робот» и «Прибытие». Поправьте меня, знатоки, может еще чего хорошего было?

Конечно, отчасти это Иное является воплощением наших подсознательных страхов и фобий, но тем не менее, с другой стороны это свидетельствует о том, что мы страшимся непознанного. За границей познанного не радость открытий, а ужасы и кошмары, которые уничтожают нас. Как с таким восприятием Иного можно познавать будущее? Никак, потому как «сон разума рождает чудовищ».

Последнее, в общем-то довольно субъективное наблюдение. Я не один раз слышал от фантастов и фанатов, что зачем писать о будущем, оно и так наступит, что прогнозы фантастов чаще всего не сбываются и зачем тогда эти замки на песке. О том, что футурологи и фантасты, по крайней мере в Украине, мало взаимодействуют с друг с другом я уже писал и мы даже устроили круглый стол на эту тему. Честно говоря, этот добровольный отказ от попыток проектирования нашего будущего расстраивает больше всего.

Впрочем, у меня есть ожидания, что эта ситуация в скорости измениться. Почему? Об этом я расскажу в другом материале.

Телеграм-канал блога

Comments

comments

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *