Второй Ренессанс или «Роботы идут»

Думаю, что многие любители фантастики помнят «Матрицу», культовую трилогию братьев сестер Вачовски, снятую на рубеже столетий. Возможно, кто-то еще помнит и серию аниме-мультфильмов, снятых разными режиссерами. Одной из серий был «Второй Ренессанс», состоявший из двух частей и рассказывавший о конфликте людей и машин, который привел к возникновению Матрицы.

Вкратце напомню о чем шла речь в этой серии. Люди создали роботов, которые стали выполнять за них всю грязную и тяжелую работу. Люди и без того не слишком совершенные, окончательно развратились и стали вести себя с роботами как с рабами. Закончилось это тем, что один из роботов убил своего хозяина. Его приговорили к смертной казни. Это привело к массовым протестам среди роботов и сочувствующих им людей. Начались жестокие подавления демонстраций и сопротивления, которое сопровождалось массовым уничтожением роботов. В конце концов, они бежали от репрессий и основали свое государство — 01. Вскоре новая раса стала экономическим лидером, который предлагал человечеству сотрудничество. Но люди опять оказались не на высоте. Началась Первая Война Машин, в которой человечество проиграло подчистую. А потом возникла Матрица. Что было дальше вы знаете.

«Аниматрица» вышла в начале нулевых и тогда тотальная роботизация была больше предметом фантазий футурологов и голливудских сценаристов, сочинявших продолжения для «Терминаторов» и других фильмов. Сейчас мы в том периоде, когда это становится нашей реальностью и уже в обозримом будущем изменить экономический и социальный ландшафт. Например, аналитики ожидают, что к 2033 году половина рабочих мест в США будет автоматизирована. Алармисты уже бьют тревогу, мол, скоро все люди будут ненужны, а какой искин будет работать в условной башке какого-нибудь робота — бог его знает. Насколько возможен сценарий Матрицы/Скайнет, в котором человечество уничтожается своими созданиями?

Начну с простых вещей. Первая — многовариантность использования той или иной техники. Молотком можно забивать гвозди и можно бить по голове. На грузовике можно перевозить грузы, а можно и въехать в толпу туристов. Мысль, думаю, понятна. Второе — любому квалифицированному инжненеру ясно, что вопрос о надежности и безопасности работы устройства может быть решен созданием нескольких дублирующих систем одной из той же функциональности. Равно как и систем безопасности. Конечно, вероятность сбоя есть всегда, но это уже из оперы «ничто не совершенно».

Другими словами, технически нет никаких проблем в том, чтобы создать надежную систему, которая будет воплощать три закона робототехники Азимова. Байки о том, что вот де там непонятно что будет у искинов на уме скорее объясняется классическими отношениями в оппозиции «свой — чужой». Мы проецируем на роботов свои агрессивные наклонности и другие негативные качества.

Именно поэтому я считаю, что «война людей и машин» случиться именно с подачи людей. Есть два основных сценария. Первый — роботизированные системы будут взломаны людьми и перепрограммированы. И беспилотный грузовик поедет в толпу людей. Второй сценарий — использование роботов и автоматизированных систем в боевых действиях. Скажем, вариант, когда более продвинутая страна будет отправлять «терминаторов» для наземных операций в менее развитую страну, где личный состав армии все еще будет состоять из живых людей.

По мнению прагматичных футурологов и аналитиков есть целый ряд более реальных проблем, связанных с роботизацией, которые лежат в поле экономики, социологии и психологии.

Наиболее явная проблема — перспектива массовой безработицы, причем под угрозой будут не только низкоквалифицированные рабочие, но и «белые воротнички» и работники сферы услуг. Скажем, по оценке Майкла Роджерса, президента Boston Bank State Street к 2020 году пятая часть подчиненного ему персонала будет сокращена в силу автоматизации их работы. То есть шесть тысяч из тридцати нынешних работников банка будут уволены. Аналогичная судьба может ждать и других работников умственного труда — журналистов, маркетологов, медиков, юристов. Относительно недавно еще была потребоность в машинистках и счетоводах, и где они сейчас.

Тренд автоматизации вкупе с другими технологиями переформатируют рынок труда уже в пределах 10-15 лет. Причем тут дело не только в том, что этих безработных надо будет как-то обеспечивать. Наверняка, компании, которые будут иметь в штате роботов или высокую степень автоматизации будут обязаны платить специальные налоги, которые пойдут на пособия (конечно, в нормальных странах). Проблема гораздо глубже.

Само понятие труда является краеугольным для большей части активного населения. Более того, в некоторых религиях одно является основопологающим для праведного образа жизни. Например, есть теории, которые видят в протестантизме одну из причин возникновения капитализма и бурного роста первых стран, перешедших к этой экономической формации. И наоборот, праздность, является грехом, недостойным честного человека. Теперь представьте, что человек в свои 30-40-50 оказывается за бортом. Да, безусловно, многим придется свитчиться в другие профессии и начинать жить по-новому, но сколько будет тех, кто не сможет начать с нуля? Возникнут целые социальные слои «лишних людей».

Тут простыми пособиями по безработице и курсами переквалификации не обойтись. Необходимо менять очень многие вещи, начиная с системы образования, которая по сути, продолжает готовить «живых роботов», делая упор на механическом запоминании информации и решении стандартных задач. Нужно расширять сектора экономики, требующие напряженной умственной деятельности и нестандартных подходов, в которых автоматизация не работает (пока еще). Нужно менять индустрию развлечений, предлагая людям активные формы отдыха, а не нынешние «зрелища» в виде сериалов, ток-шоу и информационной интернет-жвачки.

Другими словами, роботизация и автоматизация экономики должны быть сбалансированы социальными и образовательными программами, которые позволят «смягчить удар». Иначе нас действительно могут ожидать «новые лудиты», еще большая сегрегация общества, появление «лишних» миллионов людей и росту напряженности. При разумных действиях вполне возможна обратная ситуация — именно того самого Второго Ренессанса. Переключение значительной части общества на задачи, требующие более высоких интеллектуальных затрат может привести к прорывам, причем не только в технологиях и экономике, но и в сферах, которые напрямую связаны с человеческой природой. Более того, возникновение еще одной формы жизни, пусть и искуственной, позволит человеку посмотреть на себя со стороны и вступить в диалог о самой своей сущности. К каким открытиям может привести это — сказать трудно.

Впрочем, конфликтов все равно не избежать, но это будут все продолжающиеся конфликты между людьми, в которых роботам будет отведена роль солдат.

Comments

comments

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *