Украинские фантасты и футурологи. Встреча первая

Мысль о том, чтобы свести на одной площадке фантастов и футурологов пришла во время беседы с Алексом Беккером. Он написал интересную статью по тому, как обстоят дела в проектировании будущего Украины, мы списались в ФБ и решили, что неплохо было бы сбить встречу. И вот 15 декабря 2017 года, эта встреча состоялась.

Со стороны фантастов были Марианна Малина, Сергей Бережной и Радий Радутный. Футурологов представляли Владимир Никитин, Юрий Чудновский и Тарас Бебешко с супругой. Помимо этого, во встрече принимали участие Константин Паршин и Вячеслав Богуславский, которые являются сооснователями «Хартии Будущего» (вместе с Никитиным и Чудновским), а также Андрей Заблоцкий. Алекс Беккер записывал дискуссию, я был ведущим. Помещение под встречу дал CEO Club, за что им отдельное большое спасибо, поскольку место было очень располагающим. Вопросы на встречу были следующими:

  1. Есть ли в Украине запрос на будущее? Книги по научной фантастике? Фильмы? Сериалы? Компьютерные игры? Вопросы к фантастам: научная фантастика – где она? Есть ли интерес у издателей? Есть ли спрос у читателей? Вопрос к футурологам: кому нужны прогнозы? Государство? Бизнес? Общество?
  2. Диалог фантастов и футурологов. Нужен ли этот диалог? Почему его нет? Что может быть результатом этого диалога? Нужно ли объединение фантастов и футурологов? Если да, то в какой форме?
  3. Будущее мира — взгляд из Украины. Каково место Украины в этом будущем? Какие направления для разработки – совместной или раздельной – вы видите перспективными? Что может «выстрелить»? Технологии или гуманитарная сфера?

Дискуссия длилась два часа и пересказать все, что там обсуждалось проблематично да и не нужно. Посмотрите запись дабы составить свое мнение.

Ниже изложено те моменты, которые мне запомнились больше всего. Итак, некоторые тезисы и мои комментарии к ним:

Украинская фантастика есть, в том числе и научная. Причем ее достаточно много — только за этот год было издано около четырех сотен книг. Проблема не в отсутствии фантастики, а в том, что нет нормального информирования о том, что происходит в этой сфере. Эта сфера больна той же болезнью, что и наше общество — капсулированность. Мы раздроблены на небольшие группки и сообщества, которые даже работая в одной сфере, зачастую не контактируют. Собственно, это одна из причин, почему эти две категории «проектировщиков» мало пересекаются друг с другом.

Кем могут быть востребованы картины, проекты будущего? Прозвучало как минимум две категории — это государство и, как это ни парадоксально, ученые. Да, несмотря на то, что у нас нет институций, которые на госуровне занимаются планированием будущего, все же в тех кругах уже возникает интерес к прогнозам. Правда, тут еще не ясно, что с этим самым государством будет в ближайшее время. Причем речь не только о нашем, украинском, а в принципе о государстве, как сущности. Города наступают, корпорации не отстают, да еще в последнее время стали кучковаться с городами.

Ученые — как ни странно, но у них сейчас есть кризис идей и человек, который способен продуцировать новые концепции и смыслы сразу становится востребованным. К этим двум категориям я бы добавил и часть бизнесменов. Как уже говорилось, помещение нам дал CEO Club, которые этим летом уже организовывали Global Vision Summit, на котором выступали многие наши проектировщики и эксперты по будущему. По большому счету у будущего может быть «заказчик» и им может выступать кто угодно. От тех ресурсов, которыми владеет заказчик зависит и то, насколько описываемый футурологом сценарий может быть реализован. Дискуссия на эту тему еще раз привела к мысли о том, «заказчиков будущего» — как и проектировщиков — не может много. По сути это активное меньшинство, часть из которого создает модели, а часть имеет ресурсы для их реализаций. Пассивное большинство чаще ставится уже перед фактом каких-то перемен.

Как могут быть полезны футурологи фантастам? Прежде всего концепциями, идеями, взглядами на будущее. Да, конечно, у самих фантастов могут (да и должны быть) такие взгляды. Но иногда полезен, скажем так, взгляд с другой стороны. Иногда полезно столкновение точек зрения — которое имело место на этой встрече — если оно не перерастает в конфликт, то обогащает опыт обеих сторон. Для футурологов фантасты полезны тем, что могут популяризировать их идеи. «Упакованные» в художественные тексты, фильмы, образы, эти идеи имеют больше шансов дойти до большинства. Можно согласится с этим утверждение, но только отчасти. Как уже говорилось выше, тех, кто реализует будущее не так много (в относительном исчислении так точно). Да, большинство может интересоваться будущим, но это скорее относится к, опять же, пассивному потреблению той же голливудской продукции, либо, в лучшем случае — чтению научно-фантастических книг.

Как могут взаимодействовать украинские фантасты и футурологи? Со стороны футурологов поступило приглашение для фантастов принять участие в работе одной из групп. Еще один формат с энтузиазмом был воспринят обоими сторонами — игра. Это формат может дать совершенно неожиданные и интересные результаты, особенно проводится людьми, которые знают как это организовать и промодерировать. Еще одна форма взаимодействия может включать присутствие «третьей стороны». Скажем, фантастам и футурологам задается ряд тем для дискуссий, за которой наблюдают, скажем, бизнесмены или политики. Некоторые идеи, которые высказываются в ходе этого общения могут быть реализованы именно «третьей стороной», которая обладает ресурсами для реализации концептов. Такой «третьей стороной» могут быть бизнесмены, политики, ученые, айтишники. Конечно же, тут надо серьезно прорабатывать и темы и план такого мероприятия, чтобы получился результат.

Какой формат будет выбран — пока вопрос, но в любом случае уже есть темы для проработки, а главное, что у присутствовавших был интерес к этому.

К сожалению, время встречи было несколько ограничено и к последнему блоку, собственно месте Украины в мире мы подобрались уже когда оно было на исходе. Тем не менее, обмен мнениями все же произошел. Первое, что мне запомнилось — «результаты Майдана не инвентаризированы». То есть то, что в произошло в 2013-14 годах толком не осмысленно и, как следствие, пока еще не нашло должного воплощения. Чем может быть полезен остальному миру наш опыт, пока не ясно нам самим, не говоря уже об этом остальном мире. Вторая мысль — Украина это не только и не столько территория. Возможно, наше «место в этом мире» это не обязательно географическое положение. Это дух, это энергия, это смыслы. Но, как уже говорилось, опыт пока не осмыслен до конца. Как территория, мы, скорее всего, будем долго находится в состоянии фронтира, поскольку дрейф от состояния «имперской колонии» уже идет, но сможем ли мы дойти до состояния «европейского государства» пока неясно.

Вот такая встреча. Надеюсь, не последняя.

Fiction and futurology Meeting 2

Comments

comments

One Comment

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *