Стройка, двадцать лет спустя

Шум смолкает здесь только на полчаса в сутки – во время трех десятиминутных пересменок. Восьмичасовой рабочий день у операторов-людей никто не отменял. Во все остальное время здесь не прекращается гул и движение – тысячи механизмов и роботов, от миниатюрных контролеров сварных швов до массивных катерпиллеров – заняты своим делом.

Бригады «пауков»-сварщиков сегодня ночью закончили монтаж конструкций купола главного зала. Еще неделя и вместо круглой клетки здесь появится голова гигантского осьминога. Семь щупалец терминалов ассиметрично расползаются от центрального зала, заканчиваясь «присосками» гейтов. Многие из них такие же клетчатые и открытые ветрам как и главный зал, но в некоторых местах они уже имеют полноценный фасад. За ними – плоскости взлетно-посадочных полос. Несколько десятков километров идеального бетона уже готово принимать маляров для нанесения разметки, но до завершения этой части работ еще далеко. В некоторых местах «утюги» еще уплотняют грунт и прокладываются траншеи для коммуникаций.

Краны, бульдозеры и другая техника кажутся миниатюрными по сравнению с массивным стальным скелетом. Даже «утюги»-картерпиллеры, размером с загородный дом, выглядели карликами рядом со спящим левиафаном. Только два десятка башенных кранов, окружающих главное здание и терминалы да еще широкое поле солнечных батарей, обеспечивающих машины энергией соперничают габаритами с гигантским сооружением.

Это впечатление обманчиво, без этой техники окружающая пустыня никогда бы не преобразовалась. Еще недавно здесь были только барханы, но потом пришли колонны грузовиков и целый флот тяжелых вертолетов. Сотни единиц техники, роботов и летательных аппаратов разрушили вековой покой пустыни, вскрыв барханы котлованами, траншеями и транспортной сетью временных дорог. А потом из-под земли начали вырастать колонны и стены.

Вчера вечером колонна из автоматических траков привезла конструкции фасада и кровли. Сегодня их будут навешивать бригады «бабуинов», шустрых роботов-монтажников. Ниже человеческого роста, но шире в плечах, не делающих различия между руками и ногами. Вчера техи уже отрапортовали о готовности четырех сотен этих ребят к готовности. А пока лучи поднимающегося солнца пробиваются через стальную сеть купола и освещение на стройке гаснет.

Автобус с ночной сменой операторов покидает стройку. Смена уже заняла свои места и начинает дневной цикл работ. Первыми начинают дроны службы оперативного мониторинга. Тихо жужжа, квадрокоптеры поднимаются в воздух и площадка рядом со штабом стройки пустеет. Дроны уходят в зону взлетно-посадочных полос, откуда обычно начинается их облет. Широкие мониторы операторов разбиваются на несколько десятков окон, в которых проносится быстро меняющийся ландшафт. Программа облета не меняется уже две недели, поэтому операторы не спеша потягивают кофе.

Впрочем, далеко не все так расслаблены. Пятиминутная задержка с трансфером обновленных чертежей из офиса архитектора и техотдела генподрядчика. В принципе запуск на старом апдейте не такая уже критичная вещь. Но вчера были выявлены дефекты монтажа конструкций на трех гейтах терминала С, пришли уточненные данные сканирование грунта по северным ВПП и еще заказчик решил «немного» изменить конфигурацию транспортной развязки прилегающей к главному входу. Последнее было хуже всего, поскольку касалось всей организации движения в этой зоне. Но вот пошел входной сигнал и несколько терабайт обновленной рабочки начали заходить на сервера штаба стройки. Загрузка закончена, начальник стройки дает добро, прорабы получают инструкции на планшеты, включают камеры на касках и уходят из зала.

Стройка оживает. Автоматические уплотнители грунта начинают утюжить почву на ВПП, бригады «бабуинов» приступают к разгрузке навесных конструкций, краны отгружают материалы на верхние уровни зданий и стройные ряды стальных монтажников-дроидов разбиваются на группы в соответствии с планом работ. От бетонного завода на места уходят «мешалки». Дроны-биндюжники вылетают со своих площадок рядом со складами, груженные ящиками с крепежом и мелкими деталями. Главные ворота открываются и четыре десятка грузовиков становятся на очередь входного контроля.

Дроны завершают плановый облет и обновленные данные съемки начинают апдейтить цифровую модель здания. Кроме этого потока данных в BIM заходят видеоряды с камер, установленных на автоматической технике, роботах, касках прорабов и инженеров, следящих за ходом работ на своих участках. Последние проверяют качество выполнения работ и состояние техники. Датчики, измеряющие состояние несущих конструкций регулярно отправляют сигналы на слой, отображающий конструкцию здания.

Первая точка – сбор оперативных данных и анализ выполненных за ночь работ – сделаны. Технадзор и сметчики проверяют критические показатели и отправляют их в головной офис. К девяти сводка должна быть готова, поскольку в это время начинается оперативное совещание по финансовым вопросам.

Первый инцидент – поломка уплотнителя грунта. Автоматическая система управления показывает, что повреждения критические и своими силами поломку не исправить. На календаре начинает расти полоска отставания по срокам и оценочные финансовые потери. Проблему нужно срочно решать и к делу подключаются аналитики-экономисты. Один из мониторов разворачивает карту ресурсов. На ней зелеными точками показаны аналогичные механизмы, доступные для аренды в радиусе двухста километров. Подтверждение доступности, перечисление денег и выдача разрешения на завоз техники – все это занимается не более двадцати минут. Теперь на карте отображается состояние доставки уплотнителя. Одновременно с этим отслеживается маршрут передвижения поломавшегося механизма, который теперь тяжелый вертолет несет на ближайшую станцию обслуживания…

Comments

comments

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *