Стройка двадцать лет спустя. Крановщик

Старый будильник срабатывает в 5.30. Старые привычки хрен перешибешь, хотя сегодня смена у начинается в семь. Максим Петрович поднимается с кровати и приступает к утренним ритуалам. Прогресс прогрессом, а порядок порядком. Дашь слабину в порядке никакой гаджет потом не поможет.

«Удаленно будешь работать»
«Как?»
«На компьютере»
«Славик, я что айтишник какой? Я ж крановщик!»
«Папа, не волнуйся, мы все устроим».

Через два дня Славик притащил в квартиру «профессиональный манипулятор». Все в общем-то было на месте, все ручки и кнопки, но первые тестовые прогоны показали хреновые результаты. Славик сводил Максим Петровича к психологу, где он два часа отвечал на какие-то глупые вопросы, а еще через неделю в Славик притащил в квартиру разобранную кабину крана. Коля, бывший механик его бригады, вмонтировал манипулятор Apple в кабину старого крана и стало лучше. Психолог что-то наговорил младшему про какой-то «аутентичный энвайромент», хотя Максим Петрович такой компании не помнил.

Максим Петрович помыл чашку и выдвинулся к рабочему месту. Два обычных монитора в нижней части кабины оживают и он начинает процедуру проверки. Сначала перчатки — в «умную» ткань вмонтированы сенсоры, которые считывают полсотни параметров, из которых Максим Петровичу известны только давление и пульс. Трубка — тест на алкоголь и наркотики. Все, зеленый свет, он одевает шлем, на который прикручены широкие «стекла» и детская растворяется — он оказывается в кабине стометрового крана, одного из десятков, занятых на модернизации сингапурского аэропорта Чанги.

В левом углу кабины появляется супервайзер Ли машет рукой и громко орет «Привет!». Когда они только начинали общаться, то Максим Петрович удивлялся где этот китаец так научился по-русски и украински говорить. Славик сказал, что Ли не умеет говорить, его искин-лингвист переводит синхронно. И Максима Петровича он слышит на китайском. Во как, так что не беда, что он так и не научился по-английски говорить. На хрен оно кому надо сейчас. Главное хороший искин купить.

Руки привычно делают работу и уже в который раз Максим Петрович ловит чистый кайф. Камера на стреле, камера на крюке, два дрона, сопровождающие груз, метеодатчики на скорость и направление ветра. Сказка, блин. Да ладно камеры, чего только автодигностика крана стоит. На ключевых узлах стоят сенсоры, контролирующие состояние стыков конструкций, и до аварий дело доходило только раз. Максим Петрович тогда еще волновался, что простой не затабелируют, но у ребят все чин по чину. Факап не его, значит он ни при чем, не вычтут. Хотя стояли всего минут двадцать, роботы-макаки быстро тогда с тросами разобрались. Хотя даже если бы не затабелировали, то все равно деньги неплохие. Очень неплохие.

Пообтершись Максим Петрович спросил Славика чего искинов на краны не ставят. Так же вообще башлять не надо. Оказалось, что все равно дороже выходит, потому как это тебе не языки переводить. Хорошего искина на кран хрен купишь, парни из Сисиконовой Долины пока еще репы чешут, но так лучше взять живого и опытного товарища, такого как он, чем натаскивать. Славик что-то долго втирал про какой-то машинлернинг, но Максим Петрович понял одно — еще пару лет о работе можно не беспокоиться. Только лет через пять такие искины пойдут в серию. А потом если что будет «тренировать» искинов.

В центре появляется красное пульсирующее пятно со словами «Вам необходим перерыв». Во как, машина, а куда как лучше людей-начальников. Славик говорил, что перчатки снимают показатели каждую минуту и решают, когда надо прерваться, чтобы восстановиться. Максим Петрович передает управление помощнику — Вацлаву из Кракова. Тот работает на подхвате еще у пятерых крановщиков по миру.

Стройка пропадает и вместо нее возникает… черт его знает, что это такое, Славик это называет «релакс-кластером» — типа как компьютерная игра, в которой играет хорошая музыка и красиво по самое немогу. Короче, можно и подремать и просто посидеть, отвлечься. Хорошо, черти, придумали. Это тебе не авралить целый день, не слазя с башни.

Небольшой перерыв заканчивается ненавязчивым сигналом. Так, еще два часа до обеда, а он как огурец свежий…

Большой перерыв как и положено длится час, хотя можно было и двадцать минут. Максим Петрович разминается и выходит па балкон. Ага, вот и обед. В приемном лотке рядом с площадкой для бытового дрона уже пакет с обедом из ближайшего кафе. Борщ в одноразовом термосе, котлета по-киевски, пюре и салат из помидоров с огурцами. Дешево, сердито и бегать никуда не надо. Доставка автоматическая, подписка на месяц.

Отправив мусор в рециркулятор, Максим Петрович возвращается на рабочее место. Еще четыре часа работы, хотя с такими условиями можно и все восемь отпахать, но КЗОТ ребята из его конторы чтят. Стройка кипит и Максим Петрович включает звук погромче — без шума работается как-то не так. И еще он думает о письме, который Ли вчера прислал на почту. Приглашает на открытие терминала, а еще и в гостях побывать. Блин, классно, а то он в Сингапуре ни разу и не был…

Comments

comments

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *