Развилка за мостом

Двадцать пять лет назад около киевского фуникулера еще не было аляповатой «псевдоклассики» и другого «быкоко». У подножия киевских холмов тянулся ряд телефонных будок. Когда мне говорят про технический и другой прогресс я вспоминаю об этих будках и смотрю на людей со смартфонами. И еще о том, что прошло всего-то двадцать пять лет. Если вы думаете, что дальше пойдет текст про сингулярность и энную технологическую революцию, то ошибаетесь.

Этот стремительный прогресс так или иначе коснулся и продолжает трясти всех. Но мне кажется, что мое поколение прочувствовало его сильнее всего. Мы только вступали во «взрослую жизнь» и тот старый мир, в котором нас учили, что два плюс два это четыре, распадался на глазах. Технологический рывок интересным образом совпал с социальными потрясениями «бурных 90-х». Старые правила теряли смысл. Новых еще не было. Приходилось крутиться и превозмогать. Те, кому сейчас 40-50 это «поколение транзита», «семидесятники», те, чья способность к адаптации и чутье на перемены, пожалуй сильнее, чем у тех, кто был как старше, так и младше нас. И сейчас эта перекачанная интуиция кое-что подсказывает. Есть ощущение, что мы подбираемся к точке, за которым скорее всего, ритм спадет и мы, наконец, окажемся на новом берегу.

Мы подобрались к неким предельным воплощениям длительных технологических трендов.

Компьютерные технологии позволяют создавать картинку, практически не отличимую от реальности. И это вкупе с тем, что производство фейковых новостей поставлено на поток. Мы подошли к пределу, когда реальность и вымысел практически идентичны. И самое главное, они служат одинаковым основанием для реального действия. Да, подделки и фантастика это не изобретения нашего века, но и именно сейчас мы подошли к пределу, где стоит задать себе вопрос, который задал Морфеус — «What is real?». Куда дальше?

Мы побеждаем пространство новыми видами транспорта. Сейчас мы можем за пару часов преодолеть расстояния, на которые раньше уходили недели. Сверхзвуковые скорости — скоро это будет не только про самолеты.

Мы подходим к пределу за которым «по щучьему велению, по моему хотению» будет изготавливаться любая желаемая вещь. Да, пока это довольно простые вещи, но братья Райт тоже не Боинг сразу сделали. У технологии есть жизненный цикл и 3D-принтинг по нему уверенно шагает. Еда, дома, автомобили — все это уже «печатается». Даже биологические объекты. Вкупе с технологиями клонирования мы уже в обозримом будущем сможем воспроизводить жизнь.

Искусственный интеллект — об этом говорили уже несколько веков назад. Пражский голем, гомункул Гете, монстр Франкенштейна. То, что раньше было выдумкой, теперь готово народиться.

Думаю, что эта мысль понятна. При этом есть еще один не менее упрямый факт. Несмотря на все это человек в своей основе остался тем же, что во времена египетских фараонов. Я уже писал в предыдущей статье, что одним из главных тормозов информационной революции является как раз человек с его «узкой шиной». Тоже самое можно сказать и о других областях. Придет момент, когда дальнейшее развитие технологий просто упрется в ограниченность их применения именно из-за человеческой природы.

Да, уже вижу. Грозные лица трансгуманистов. Имплантанты, генная модификация, протезы, экзоскелеты, и тому подобная хрень, которая реализует мечту Ницше о сверхчеловеке. Все красиво и научно обосновано, но где опытные образцы? Где успешные эксперименты? Где реализация? Пока все это еще в мечтах и гипотезах.

Есть другие процессы, которые стоит принять в расчет.

Прогресс неоднороден и даже в пределах крупной городской агломерации сосуществуют пространства с разными «ритмами», живущими в разных временах. «Острова прогресса» сейчас задают тон и ритм. Крупные корпорации вместе с ними тянут живущее в других временах пассивное большинство в «дивный новый мир». А большинство уже сопротивляется и чем дальше, тем активнее. Рост национальных движений, изоляционизм Трампа, Brexit — это попытки сохранит свое время и свой уклад. Защитить свой мир. Они не хотят «учиться и переучиваться», резко менять карьеру после сорока и бежать, чтобы оставаться на месте. Они хотят стабильности и «простых человеческих радостей». А беспокойные прогрессоры всеми силами пытаются разрушить эти уютные миры.

Да, я помню, луддиты тоже проиграли. И бравые кавалеристы тоже уступили место не менее бравым танкистам. Но я не говорю об остановке прогресса. Речь идет о замедлении темпа. Большинство должно адаптироваться, новые правила игры должна принять критическая масса.

Мы подходим к пределам, которые обусловлены как технологическими причинами, так и способностью воспринять их и использовать большей частью людей. Мы в конце моста, путь по которому начался полвека назад.

Впрочем, есть и другой вариант. Переход качественно другое состояние таки состоится и меньшинство будет готово отодвинуть пределы. Для себя. Разрыв между разными временами усилится и конфликтность и без того неспокойной жизни увеличиться. И вот тогда вероятность какого-нибудь «бутлерианского джихада» возрастет. Это — путь к обрыву, за которым возможно наступление нового средневековья.

Как будет? Узнаем в ближайшие пару десятилетий.

Comments

comments

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *