«Линия прибоя». Начало трансгуманизма

«Линия прибоя» — это новый роман про всю ту же альтернативную реальность, что описывают тексты «гейткиперского цикла». Последние два месяца я активно работаю над материалом и, в общем-то, дело идет в хорошем темпе. Я уже выкладывал некоторые отрывки из черновиков, думаю, что теперь это будет на регулярной основе. Цель простая — обсуждение ключевых вещей может помочь вовремя скорректировать явные косяки. Так что комментарии только приветствуются. В ниже приведенных фрагментах — описание истории возникновения новой «ветви» Homo Sapiens.

«Освоение луны и ближайших планет стартовало в начале нулевых годов двадцать первого века. Удешевление космических перевозок, рывок в роботостроении и связанных технологиях заложили базу под новый этап в освоении космоса. На этот раз инициаторами космических программ стали не государства, а транснациональные корпорации. Именно они начали запускать роботизированные комплексы, оборудованные искинами, которые стали столбить “внеземные территории” путем возведения стационарных баз. Пока роботы, 3D-принтеры и другая автоматика строили необходимую для жизни инфраструктуру, на Земле подготовили тысячи экипажей и специалистов для следующего этапа экспансии. Лидерами здесь выступали корпорации из Китая, Японии, Америки и Западной Европы.

К середине второго десятилетия на орбите Земли построили первые три тора, которые стали главными транспортными узлами околоземного космоса. Станции “Азимов”, “Ефремов” и “Лем” стали перевалочными пунктами, с которых осуществлялась массовая переброска грузов и людей на поверхность Луны. На подготовленных роботами площадках стали возникать первые колонии людей, а сама Луна была поделена между между странами путем подписания “Космической конвенции о внеземных территориях”.

Горные разработки, металлургические предприятия, фабрики микроэлектроники, установки по добыче воды из ледовых пластов, научные лаборатории и обсерватории, робототехнические предприятия, жилые комплексы и даже культурные центры — поверхность спутника Земли активно обживалась учеными, технарями, романтиками, постмодернистами и, конечно же, авантюристами.

Ключевым моментом в освоении Луны стала постройка первых серийных термоядерных реакторов, которые работали на гелии-3. Колонии получили практически безграничный источник энергии. Замкнутые технологические цепочки по производству электроники и роботов в непосредственной близости от месторождений не только ускорили процесс колонизации. Они привели к качественному скачку за счет безостановочной работы автоматизированной техники и широкого применения искинов. На местах небольших колоний возникали первые лунные города, с улицами, проспектами и площадями. С другой стороны эта экспансия подстегивалась материнскими корпорациями, которые взяли курс на вынос вредных производств за пределы Земли.

К концу третьего десятилетия население “заморских колоний” составило более миллиона человек, среди которых почти двадцать тысяч были теми, кто родился уже на космических базах. И уже тогда начали проявляться противоречия между земными метрополиями и лунными колониями.

Различия эти начинались с “бытового” уровня. Частая работа на поверхности и опасность разгерметизации на станциях привели к тому, что колонисты большую часть времени проводили не только в скафандрах, но в специальных костюмах с системами жизнеобеспечения. Впоследствии на смену громоздким конструкциям пришли так называемый шелты — экзоскелеты-трансформеры. Кроме этого широкое распространение получили аугменты, с помощью которых колонисты усиливали биологическое тело. Развитие и применение этих технологий на Земле сдерживалось прежде всего низким спросом на эти технологии. Дополненная реальность Сайберглоба в полной мере удовлетворяла запросы на “расширение способностей” человека. Колонисты на Луне жили в куда более суровых условиях и все, что могло помочь в деле выживания и повышения эффективности работы, активно шло в ход.

Помимо чисто технологического аспекта сильно отличались и мировоззренческие установки. Даже после расширения пространств станций, особой роскошью там жизнь не отличалась. За относительно тонкими стенами станций лежало безжизненное пространство, которое не прощало ошибок и головотяпства. Командная работа была залогом не просто успеха, но выживания. Жизнь на пределе и в тоже время чувство причастности к великому делу. Железная, почти военная дисциплина и готовность пожертвовать, собой сочеталась с тем, что каждая жизнь здесь ценилась намного больше, чем на Земле. Воспитанию детей и подростков уделяли огромное значение. Здесь не оставляли места пустым интригам и жестоко карали преступления. Свобода слова шла в ногу с компетентностью, а за слова приходилось отвечать делами. Наконец, самое главное — эти ценности разделялись практически всеми колонистами, включая искинов личностного типа.

Стоило ли говорить, что разнообразие земных идеологий, религий и прочих результатов тысячелетних поисков истины серьезно представлялось прямой противоположностью. Впрочем, конфликт начался не из-за этих противоречий.

К концу третьего десятилетия XXI века созрел конфликт между земным руководством корпораций и работниками-колонистами. Как и вначале экспансии корпорации видели в лунных подразделениях не более чем прибыльные активы. Колонисты смотрели на себя не только, как на источник добавленной стоимости. Они хотели освоения новых территорий и расширения старых поселений, развития фундаментальных наук и модернизации используемых технологий, большего числа культурных центров и туристических маршрутов. Луна все чаще становилась местом куда совершали паломничество романтики и мыслители всех мастей. Впервые за несколько веков в жизнь человечества вернулось понятие “географического открытия”. Наконец, колонисты видели, как можно организовать дальнейшую экспансию на Меркурий, Марс и дальше. Все эти планы упирались в ограничения, накладываемые годовыми бюджетами, которые рисовали расслабленные гедонисты на Земле.

Впрочем, дело было не только в распределении сверхприбылей. Наиболее проницательные хорошо знали настроения в колониях и видели куда идет дело. При этом они мало понимали, что со всем этим делать. Попытки собраться вместе и решить как действовать дальше наткнулись на «гордиев узел” из личных и групповых интересов, политических игр и простой недальновидности. Не помогли ни открытые форумы в Давосе, ни закрытые посиделки типа Бильдербергского клуба. Разобщенность и неспособность пойти на уступки сыграли решающую роль.

Трансгуматы — а тогда их все чаще называли именно так — предложили свой план. Он предусматривал не только большую экономическую свободу, но и обретение политической субъектности. В этом был свой смысл, потому как по факту управление колониями уже вышло за рамки простого корпоративного менеджмента. Но этот блок программы вызвал беспокойство уже у государственных структур. После серии трехсторонних консультаций решили провести очередной форум, который прогнозируемой закончился ничем.

Вердикт корпораций и национальных правительств был краток. Корпорациям предписывалось выделить больше денег на “культуру и науку”. Программу дальнейшей экспансии в солнечной системе должны были сформировать лучшие “мозговые центры” Земли с “привлечением консультантов-колонистов”. Колонистам поставили на вид попытки решать больше, чем им позволено, приправив это соответствующими статьями в уголовных кодексах. Колонисты без лишних слов подписали декларацию и улетели к себе домой. Через год четырнадцать подразделений объявили о выходе из состава корпораций, земных юрисдикций и провозгласил о независимости контролируемых территорий. По иронии судьбы тринадцать из них были подразделениями американских корпораций.

Поначалу Земля ответила санкциями в виде торгового эмбарго. Транзы прищурились и организовали контрабандные потоки в обе стороны через орбитальные торы “Азимов” и “Шекли”. Рынками сбыта стали регионы, которые отстали в космической гонке — Союз Стран Межморья, восточная часть России, Африка и Южная Америка. Это спровоцировало дипломатический скандал и ряд торговых войн уже на самой Земле. Ноты протеста, выражения глубокой озабоченности, закулисные переговоры и тому подобные мероприятия длились около года. За это время Союз Независимых Территорий начал построение замкнутых технологических циклов. Увидев успехи собратьев, к СНТ присоединились еще двадцать колоний в основном американского и индийского происхождения.

Дипломатические и торговые войны не дали результатов. Земля начала готовить силовой сценарий, что не осталось без внимания. Ситуация достигла критической точки, когда с СНТ решили присоединится самые многочисленные китайские колонии. Это стало возможным после того, как через члены семей колонистов были эвакуированы из Китая. Поднебесная не стала долго рассуждать и переправила на лунную орбиту две дивизии специального назначения.

Бои за Картер Спокойствия стали первым эпизодом Орбитальных Войн, которые закончились поражением земных войск. Китайцы решили ударить по главному жизненному центру, который формально находился в их юрисдикции. Первоначально им сопутствовал успех. Спецы медленно, но уверенно двигались через коридоры колнии  “Шийо” — колонисты хотя и были решительны, но не имели боевого опыта. Уверенная в своем успехе китайская спецура устроила ряд показательных казней пленников. Казни в режиме реального времени, правда, с задержкой сигнала, транслировали на Земле. Впрочем, это не сломило силы сопротивления. Более того, они припрятали в рукаве козырь.

Транспорты китайцев охраняли боевые корабли, оборудованные лазерными пушками и ракетами средней дальности, не были рассчитаны на отражение атак с дальних дистанций. Три эскадрильи “наездников астероидов” закидали бравых китайских вояк в прямом смысле, камнями. Девяносто процентов рукотворного метеоритного потока пролетел мимо, но того, что попало, хватило на полное выведение из строя связного узла ударной группировки и основных огневых мощностей. Нескольким кораблям удалось приземлится, где из взяли в плен “американские” транзы.

В ответ на показательные казни, транзы ответили ассиметрично. Взятые в плен китайские десантники были подвергнуты ускоренной процедуре снятия киберклонов. Бравые китайские вояки были превращены в баклажаны и отправлены домой, где закончили свои дни в клиниках для жертв боевых конфликтов. Киберклоны транзы использовали для создания “терракотового воинства” — три полка боевых роботов получили прокачку через опыт клонированных десантников.

Это был первый, но не последний эпизод Орбитальных Войн. Следующие десять лет прошли в боях на всех возможных фронтах».

Comments

comments

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>