«Линия прибоя». Мегаполис будущего, часть 1

Странно, но факт — мировая фантастика редко касается такой темы как «город будущего». Конечно, города, так или иначе присутствуют в фантастике — как декорации. Они дополняют эмоциональный фон текстов, в некоторых произведениях даже проработаны технические детали. При этом текстов, в которых Город Будущего является центральной темой, вокруг которого крутится все действие, катастрофически мало. Думаю, что стоит нарушить эту традицию.

Ниже — наброски моего следующего романа, «Линия прибоя». Место действия романа мегаполис Идзумо. Название рабочее, возможно, в окончательной версии оно поменяется. Это первый фрагмент, будет еще около десятка, в которых я хотел бы изложить свое видение того, каким может стать город будущего.

City of Future 2

«Начиналось все здесь, в Старом порту. Восемьдесят лет назад сюда пришел первый караван судов с роботами-экскаваторами, мехов, дроидами-разнорабочими, оборудованием для нанофабрики и энергостанции на холодном термояде. За два дня роботы перестроили здание одного из складов под штаб стройки. Еще через день прибыло три сотни управленцев. Пока они разворачивали сети и оборудование для управления, роботы отстроили аэродром для дронов и принялись за расширение порта. Вскоре в порт пришло еще несколько караванов со строительной техникой и материалами.

Местных предупреждали, что намечаются большие перемены, но никто не думал, что они будут настолько большими.

Следующие месяцы армия роботов, мехов и дронов готовила «подоснову» для застройки и оптимизировала ландшафт. Плодородный слой, деревья и кусты, аккуратно срезали и переносили на специальные платформы. Потом экскаваторы снимали три метра грунта и на его место заливали прану — «умный» материал, в составе которого входили наномеханизмы. Они должны были сформировать дорожную сеть, фундаменты под здания и инженерные сети города. Слой праны засыпали остатками грунта, а потом обратно стелили почвенный слой.

Первую планировку районов делали на «полуавтомате». Электронная модель генплана, разработанная консорциумом архитекторов, загрузили на исполнительный контур праны. Работу миллиардов наномеханизмов контролировала команда операторов-людей. Нанороям помогали мехи и дроны. Вопреки ожиданиям, работа прошла без серьезных сбоев. Через несколько недель холмистая равнина была размечена сеткой улиц, площадей и дорог. Строгую геометрию планировки нарушала голубая лента реки и несколько крупных озер. Впрочем, они тоже были рукотворными. Через полгода после прибытия первого каравана судов, на участках начали работать строители.

Дороги, транспортные узлы, центры жизнеобеспечения и восемь мегазданий городского подчинения, возводили «термиты» под руководством той же группы, которая начинала стройку. Бесчисленные бригады паукообразных механизмов круглые сутки без перерывов на обед складывали, сваривали и скрепляли конструкции зданий. Они навешивали фасады, прокладывали внутренние коммуникации полукилометровых «Шпилей» и занимались внутренней отделкой. Гигантские башни мегазданий закольцовывались транспортной системой. Они были главными факторами, определяющими градостроительную обстановку. И единственными небоскребами в пределах Ядра. Так стали называть районы, внутри кольца, образованного транспортной системой Шпилей. Сами Шпили стали центрами деловой жизни.

На остальные участки зашли частные инвесторы, выигравшие архитектурные конкурсы. Основную часть работы выполняли дроиды и дроны, но некоторые застройщики привезли бригады строителей-людей. Все проекты были согласованы с консорциумом архитекторов. Ведь речь шла не только о выгодных инвестициях в новый деловой центр Юго-Восточной Азии. Инициаторы проекта поставили куда более амбициозную цель — свести в одном месте все архитектурные достижения человечества за последнюю тысячу лет. Критики проекта говорили о безвкусной эклектике, что городская планировка и пицца это разные вещи. В конечном итоге, они оказались неправы. Консорциум, работавший в плотной связке с лучшими искинами-градостроителями, объединил невозможное. Все равно, откуда вы приехали, из Парижа или Петербурга, из Праги или Лос-Анджелеса, Лондона или Кейптауна — вы могли найти здесь то, что напомнило бы вам о родном городе. В силу этого Идзумо стал не только финансовым и экономическим центром, но и туристической Меккой.

За Кольцом с архитектурой дела обстояли попроще. Спальные районы, технопарки, промзоны и фермы строились по аналогам, которые уже отработали в других городах. Единственным отличием от аналогов была низкоэтажная застройка. Здания не должны были превышать двадцати пяти метров. Особняком среди Внешних районов стояла «зона гибкой планировки». Дома здесь сооружались полностью из «умной материи». Конфигурация застройки и транспортной сетки менялись в зависимости от социальной среды и потребностей горожан. Даже дома здесь могли менять планировки и фасады. Этот район должен был стать

Через три года, после завершения строительства первого Шпиля и двух очередей транспортного узла «Береговые Врата», команда строителей ушла. На ее место пришел отдел городского развития. А в прану запустили искусственный интеллект. Эти искины стали первым контуром управления города…»

Продолжение следует.

City of Future 4

Comments

comments

2 Comments

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *